Зеркало дагестанской литературы

Культура

С этого момента началось триумфальное шествие к огромной популярности не только Стальского, но и всей дагестанской литературы: были изданы сборники стихов Абдуллы Магомедова, Абуталиба Гафурова, Гамзата Цадасы, Багаутдина Астемирова.

А сам Сулейман Стальский был удостоен чести печататься в таких центральных газетах, как «Правда» и «Известия».

И тут его первым, можно сказать, незаменимым помощником становится молодой писатель и переводчик Эффенди Капиев. Он являлся частым гостем в селении Ашага-Стал, где проживал поэт.

Капиев писал: «В горах и долинах Дагестана есть аулы и поселки златокузнецов, канатоходцев, лудильщиков. Как ни странно, есть в Дагестане и аул поэтов. В этом ауле почти в каждом доме живет певец. Обыкновенный певец, прежде чем начать песню, спрашивает у народа, какую песню петь: о любви или ненависти, о радости или печали? Народ просит певца петь о любви, но так, чтобы там была и ненависть; петь о ненависти, но так, чтобы там была и любовь; петь о печали, но так, чтобы там было и немного радости; петь о радости, но так, чтобы там было хоть немного грусти. Эти требования, которые веками предъявлял маленький дагестанский народ к своим ашугам и певцам, и определяют сущность и характер настоящей, большой поэзии…».

Одним из приверженцев именно такой поэзии стал Сулейман Стальский, которого начиная с 1934 года стали широко публиковать в центральных органах печати.

Другие дагестанские писатели тоже удостаивались такой чести. В изданиях Москвы печатались произведения кумыка Юсупа Гереева, аварца Гамзата Цадасы, молодого лезгинского поэта Алибега Фатахова.

Печатали и стихи, переводы самого Эффенди Капиева.

Но такой масштабной популярности как у Стальского еще ни у кого не было.

***

Однажды Капиев принес показать Стальскому в больницу, где он лечился, журнал «Огонёк». В этом издании был размещен его цветной портрет и напечатаны стихи.

– Смотри, какой замечательный портрет. Поздравляю тебя!

Но Сулейман как будто был не особо рад этому и начал спрашивать у него о других новостях.

Эффенди спросил:

– Разве ты не рад этой публикации? Если бы обо мне написали хоть немного и поместили мой портрет в центральной газете или журнале, я бы, наверное, умер от счастья.

Сулейман после некоторого молчания сказал:

– Да, я доволен. Раз напечатали, значит, заслуживаю. Но, думаю, не нужно придавать такого большого значения. Ты разве не согласен со мной?

Капиев чуть растерянно глядит на ашуга.

– Не это главное, – с усмешкой заметил Сулейман.

– А что?

– Чтобы не было фальши в стихах. Любое произведение должно быть написано от чистого сердца. Только в этом случае народ будет читать твои строчки.

Молодой Эффенди и впрямь был удивлен тем, что ашуг не проявил бурно свою радость. Сулейман же знал цену своим стихам. И публикацию его произведений в центральных изданиях страны воспринимал как само собой разумеющийся факт.

***

Однажды в Кремле Сталин спросил Стальского:

– Вы стали народным поэтом, ваши стихи печатаются на самых разных языках, вам подарили автомобиль. А что бы вы еще хотели для себя?

– Ничего.

– Совсем ничего?

Поэт спокойным взглядом посмотрел на Сталина и после некоторой паузы сказал:

– Хотя есть одна просьба. Если вам, товарищ Сталин, будет несложно, то не могли бы вы помочь построить консервный завод в Касумкенте?

Сталин улыбнулся.

– Если это очень важно для народного поэта, то почему же не построить? Я обязательно дам такое указание. Обещаю вам.

И обещание свое сдержал. Консервный завод был построен и функционирует до сих пор.

Да, в конце беседы вождь попросил его прочитать какое-нибудь стихотворение. И Сулейман прочел на ломаном русском языке:

Там, где край был дик,
Там шумит арык,
Где шумел арык,
Там пасется бык,
А где пасся бык,
Там поёт старик.

Сталину стихотворение понравилось. Закуривая трубку, он удовлетворенно кивнул головой.

– Только это не я написал, – сказал Стальский.

– А кто? – поинтересовался Сталин.

– Один русский поэт. Но написал он про меня. Сам мне об этом говорил.

Как потом выяснилось, автором стихотворения был Осип Мандельштам. И действительно, посвятил он это короткое произведение Сулейману Стальскому.

***

В 1940 году Эффенди Капиев завершил работу над книгой новелл под названием «Поэт», посвященных Стальскому.

После смерти поэта в ноябре 1937 года автор знаменитого романа «Русский лес» Леонид Леонов изрек: «Сулейман Стальский был изумительно великим и в то же время изумительно простым. Он был и остался зеркалом дагестанской литературы».

Подготовлен по материалам открытых источников

Источник dagpravda.ru

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Кавказ Пресс - Новости СКФО

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: